горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
  1. Общество
Общество
Москва
0

«Отключение России от интернета выглядит маловероятным сценарием»

В ближайшее время ожидаются новые законодательные инициативы по вопросам цифровой экономики
В ближайшее время ожидаются новые законодательные инициативы по вопросам цифровой экономики

В Москве открылся десятый российский форум по управлению интернетом (RIGF 2019). Планируется, что на его площадке будут обсуждаться вопросы, связанные с развитием цифровой экономики и безопасностью в интернете. Эти темы за два последних месяца стали без преувеличения повесткообразующими: Госдума приняла пакет инициатив Клишаса о «фейк-ньюз» и наказании за оскорбление символов госвласти. Ожидается второе чтение законопроекта о суверенном Рунете. Россияне скоро обзаведутся цифровыми профилями. О современной цифровой реальности и том, как ее регулируют, журналист «ФедералПресс» поговорил с председателем комитета ГД РФ по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонидом Левиным.

Леонид Леонидович, в социальных сетях существует стереотип, что депутаты и сенаторы, разрабатывающие законопроекты о регулировании интернета, сами им не пользуются. Расскажите, Леонид Леонидович, пользуетесь ли Вы интернетом и, в частности, социальными сетями?

— Современному политику жизненно важно использовать новейшие цифровые технологии, поскольку только так можно отслеживать новостную повестку, быть в курсе событий. Кроме того, интернет позволяет выстраивать публичную коммуникацию с избирателями, принимать их обращения через виртуальную приемную, организованную на персональном сайте. Затем уже в ходе личного участия, поездок по региону, встреч с избирателями на основании этих обращений избирателям предлагаются конкретные решения, оказывается юридическая и организационная поддержка, докладываются результаты проделанной работы.

Когда эксперты обсуждали законы Клишаса, то шла речь о большом количестве угроз. Они были связаны не только с инфраструктурой, но и, например, с так называемым токсичным контентом. Сталкивались ли Вы сами в Сети с чем-то подобным? Например, с пропагандой экстремизма.

— Любой пользователь, который проводит в Сети существенное время, обязательно сталкивается с тем или иным сомнительным контентом или агрессивным поведением других пользователей. В то же время различные органы власти, в том числе Генеральная прокуратура, демонстрируют определенные успехи в выявлении и блокировании ресурсов, публикующих информацию криминального характера. Что касается упомянутых в вопросе законов, то до недавнего времени не существовало правовых механизмов, позволяющих противодействовать распространению фейковых новостей и публикации непристойного контента, оскорбляющего органы государственной власти и общество в целом. Для закона о фейковых новостях катализатором стали трагические события в Кемерово и Магнитогорске, где в критические моменты информационное пространство просто кипело различными слухами и домыслами, провоцирующими граждан на эмоциональную реакцию, и уже в самом обществе сформировался запрос на выработку защитных норм. Что же касается закона о неуважении к обществу, его актуальность стала насущной, когда пользователи стали отмечать, что собственных правил социальных платформ недостаточно для того, чтобы противостоять непристойному поведению и мелкому хулиганству, которое с улиц наших городов перешло в цифровое пространство.

Давайте подробнее остановимся на теперь уже законах Клишаса. Была критика в отношении инициативы о наказании за «фейк-ньюз». Вы, в частности, предложили не наказывать за ошибки традиционные российские СМИ. Но они как раз сильно не пострадают. А вот для небольших редакций штраф в 500 тысяч рублей может оказаться равным бюджету на месяц или даже квартал. Не послужит ли в таком случае законопроект оружием в руках, например, недобросовестных чиновников, которые захотят кого-то заставить молчать?

— Когда возникает дискуссия на тему, то почти всегда используют разговорный термин «фейковая новость», однако в самом законе используется намного более узкое и точное определение: недостоверная информация должна иметь общественную значимость, умышленно распространяться под видом достоверной, а ее распространение должно нести реальную угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан либо создавать помехи работе стратегически важной инфраструктуры. То есть действие закона направлено не против ошибок журналистов, а против тех, кто сознательно фабрикует и распространяет резонансные фейки. Что же касается небольших редакций, то соблюдение простейших правил журналистики, как, например, проверка фактов по разным источникам или освещение разных точек зрения, является не только показателем профессионализма, но и защищает от возможных ошибок в работе и исключает преследование по данному закону.

Всем журналистам знакомо слово «инсайд». Сегодня работник СМИ обычно не раскрывает информацию о своем информаторе. В случае, если источник подвел журналиста и выдал ему недостоверную информацию, которая, скажем, может стать причиной банкротства государственного предприятия, кто будет виноват в публикации фейка: журналист или источник?

— Жанр журналистского расследования предполагает не только работу с инсайдом, но и проверку информации по разным источникам. Кроме того, у журналиста и редакции есть право отстоять свою правоту в судебном порядке, поскольку решение о вынесении или невынесении штрафа как для граждан, так и для юридических лиц будет выносить не контролирующий орган, а суд на основании аргументов вовлеченных сторон.

Теперь про закон об оскорблении власти. Чем он принципиально отличается, скажем, от закона об оскорблении личности и зачем власти потребовался сегодня отдельный юридический коридор?

— В том-то и дело, что, в отличие от защиты чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц, до недавнего времени в законодательстве Российской Федерации не было механизмов, противодействующих непристойному поведению в цифровом пространстве. Если в публичном месте реального мира не допускалось оскорбительное поведение, что регулировалось как раз статьей КоАП о мелком хулиганстве, то для интернет-пространства, которое по сути является таким же публичным местом, подобных норм ранее не было. Следует также заметить, что законодателями не был создан «отдельный коридор», а лишь дополнены уже существующие и работающие статьи Кодекса об административных правонарушениях и закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Вот, к примеру, Клишас говорил, что за «Госдуру» судить не будут. Подали бы Вы в суд, если бы Вас, или ваш комитет, или Государственную думу оскорбили?

— Если лично меня – то нет, поскольку общественная критика является частью работы публичного человека. Сам же этот закон разработан не для защиты конкретных людей, а для сохранения корректного уровня общения в публичных дискуссиях. Организации и их официальные представители получили возможность отстаивать свое право на уважительное отношение к себе в сетевом пространстве, защиту своей репутации и достоинства.

Ваш комитет практически полностью поддержал закон об устойчивости Рунета. Но здесь тоже есть болевые точки: как Вы помните, РСПП раскритиковал проект, а эксперты обвинили промышленников и предпринимателей в том, что они лоббируют интересы операторов связи. Все же давайте проясним, будет ли для них этот закон затратным?

— Затраты на создание национальной системы маршрутизации уже заложены в бюджет в рамках федерального проекта «Информационная безопасность» программы «Цифровая экономика Российской Федерации» и составляют около 30 миллиардов рублей. Это официально подтвердили Министерство цифрового развития и вице-премьер Максим Акимов. То есть операторам связи необходимо будет оплачивать только работы по установке и обслуживанию оборудования, которое они получат за счет государства. Что касается величины расходов компаний, то сами операторы оценивают их приблизительно в 1,2 миллиарда рублей в течение ближайших пяти лет. Это менее 1 % их плановых капитальных расходов за тот же период.

Основной аргумент, к которому апеллируют законодатели при защите закона об устойчивости Рунета, связан с отключением нашей страны от Сети извне. Каков процент вероятности такого сценария, на ваш взгляд?

— Полномасштабное отключение нашей страны от интернета выглядит маловероятным сценарием, однако и санкции в отношении нашей страны еще несколько лет назад представлялись как нереальная ситуация. Сегодня цифровые технологии играют существенную роль практически во всех сферах жизни, поэтому задача государства – обеспечить гарантированно устойчивое функционирование национального сегмента сети Интернет, создать инфраструктуру, работа которой не могла бы быть нарушена технологическими сбоями за пределами нашей страны или целенаправленным воздействием кибероружия. Создание резервной системы маршрутизации интернет-трафика является шагом, аналогичным запуску платежной системы МИР и системы спутниковой навигации ГЛОНАСС, что является заботой о сохранении суверенитета Российской Федерации в цифровом пространстве.

В рамках законопроекта, насколько я помню, запланированы учения по отключению интернета в России. Как они будут проводиться? В каких регионах? Известны ли даты?

— Порядок проведения таких учений, включая их цели, задачи и круг участников, будет определен правительством Российской Федерации.

Насколько я помню, «Справедливая Россия», членом которой Вы являетесь, – партия весьма оппозиционная. Как Вы знаете, в осенний сезон на избирательных участках иногда проходят учения пожарных. Регулирует ли законопроект об устойчивости Рунета, что испытания по отключению интернета нельзя проводить в единый день голосования?

— В законопроекте об этом не говорится, но представляется целесообразным учесть это обстоятельство в соответствующем постановлении правительства.

Завершающая тема нашей беседы более глобальна. Перед нашей страной стоит новый курс на цифровизацию. Расскажите об инициативах, которые в рамках цифровизации готовит комитет?

— Помимо законопроектов, которые уже находятся в портфеле комитета, в ближайшее время мы ожидаем со стороны правительства Российской Федерации новые законодательные инициативы по вопросам цифровой экономики.

Совсем недавно в рамках цифровизации ЦБ и Минцифра объявили об эксперименте по созданию цифрового профиля гражданина. В курсе ли Вы этой инициативы? И как ее оцениваете? Авторы инициативы о цифровом профиле говорят о том, что гражданин сможет хранить на портале до 57 атрибутов. Насколько сегодня это безопасно? Ведь в случае утечки все данные попадут в руки злоумышленников.

— Инициатива по созданию цифрового профиля выглядит следующим шагом по стандартизации и синхронизации данных граждан, хранящихся в различных информационных системах органов власти. Опыт сервиса «Госуслуги» показал, каким удобным и быстрым для граждан стал процесс общения с государственными структурами по самым разным вопросам. Что касается безопасности этих данных, то стоит напомнить о действующем в нашей стране законе «О персональных данных», который определяет жесткие требования к конфиденциальности такой информации. В любом случае при разработке новой системы необходимо уделить этому вопросу особенное внимание – как на технологическом, так и на организационном уровне, чтобы обмен данными между гражданами, государством и бизнесом был удобным и безопасным.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1